Победные стволовые клетки

Нобелевская неделя стартовала с объявления победителей в номинации «Медицина и физиология»

8 октября 2012, 13:53

Текст: Елена Сидоренко, Надежда Журба

Версия для печати

Японский ученый Синья Яманака и британский биолог Джон Гердон стали первыми обладателями Нобелевской премии за 2012 год. Они награждены за работы по стволовым клеткам и клонированию животных. Сюрприза не произошло – именно на них ставили мировые СМИ, гадая о том, кому уйдут награды в области медицины и физиологии.

В понедельник в Стокгольме стартовала 111-я Нобелевская неделя. Согласно традиции первыми объявили лауреатов премии по физиологии и медицине.

В этом году приз достался двум ученым: британскому биологу Джону Гердону и японскому ученому Синье Яманаке – за работы по стволовым клеткам и клонированию животных.

Благодаря научным исследованиям Гердона и Яманаки общество по-новому взглянуло на развитие клеток и организмов, сообщается на сайте Нобелевского комитета. Ученые доказали, что, хотя геном клеток и претерпевает изменения в процессе развития, эти изменения не являются необратимыми.

Так, например, получив клетки от пациентов с различными заболеваниями, специалисты могут изучить их и понять, в чем их отличие от здоровых. Такие клетки представляют собой бесценный инструмент для понимания механизмов болезни и предоставляют новые возможности для развития медицинского лечения.

«Решение Нобелевского комитета в очередной раз подтверждает огромный интерес мирового сообщества к такому направлению, как регенеративная медицина. Кто получит премию – это всегда сюрприз, но, тем не менее, интерес в мире большой к этой сфере, и Нобелевский комитет поднимает на поверхность самые актуальные вопросы, так что, конечно, ожидания и вера были. XXI век – это век биотехнологий», – прокомментировали получение премии японским и британским учеными в пресс-службе Института стволовых клеток человека.

«Яманака был одним из первых, кто создал из взрослых клеток так называемые iPS-клетки (индуцированные плюрипотентные стволовые клетки – ВЗГЛЯД), за что и получил Нобелевскую премию. Потенциально эта технология может быть использована в регенеративной медицине, для лечения многих наследственных заболеваний, для создания персональных клеточных препаратов», – рассказали в ИСКЧ.

Российские ученые тоже активно занимаются разработкой современных технологий.

«В 2009 году группа исследователей Института стволовых клеток человека под руководством профессора Сергея Киселева тоже создала такие же iPS-клетки, но без использования методов генетической модификации. Использовался уникальный, не имеющий аналогов метод: для индукции плюрипотентного состояния были использованы молекулы РНК. Эти нуклеиновые кислоты в геном не интегрируют, время их жизни в клетках исчисляется несколькими часами», – пояснили в Институте стволовых клеток.

Сейчас технология, которая может быть использована в регенеративной медицине, для создания индивидуальных клеточных препаратов, уже запатентована в России.

«Это важное достижение, потому что генетический аппарат клетки воздействию не подвергается, это дает более широкие возможности для клинического использования технологии. Наша технология в Российской Федерации уже запатентована, сейчас мы ждем патент в Европе и США, а над созданием практических методов лечения ученые пока работают. Мы ожидаем получение патента, как только практические методы появятся, мы о них объявим», – добавили в институте.

В 70-е годы XX века большой вклад в изучение стволовых клеток внесли советские ученые, рассказал газете ВЗГЛЯД заведующий отделением трансплантации гемопоэтических стволовых клеток № 1 в Центре детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева (ФГУ «ФНКЦ ДГОИ» Минздрава) Михаил Масчан.

«Серьезные исследования связаны с именем великого советского ученого-гематолога Александра Фриденштейна, который тоже работал со стволовыми клетками и открыл то, что сейчас называется мезенхимальные стволовые клетки. Подавляющее большинство статей, которые сейчас публикуются на тему мезенхимальных клеток, начинаются словами: «Эти клетки открыты и описаны Фриденштейном». Это вещь, которая признана не только каким-то узким кругом, но всеми людьми, которые работают в этой области. Для современной России это, к сожалению, достаточно редкий пример. Он работал вместе с сотрудником Гематологического научного центра Иосифом Чертковым. Он тоже был одним из выдающихся исследователей стволовых клеток, но больше занимался гемопоэтическими клетками», – рассказал Масчан.

Нобелевскую премию мог бы получить российский ученый, если бы ее можно было вручать посмертно, уверен Михаил Масчан.

«Как известно, Нобелевские премии не вручаются посмертно, за исключением прошлогоднего случая. Поэтому, к сожалению, бывает, что человек, который сделал главное наблюдение, автор идеи не доживает до премии. Премию могли бы дать Фриденштейну. То, что он сделал, было ключевым в описании стволовых клеток. Если бы он дожил до конца 90-х, когда все эти клетки были практически заново открыты, получили широкое распространение, я думаю, его вклад получил бы признание», – сказал врач.

«Многие идеи, которые в современной науке получают развитие, были высказаны не сегодня, а несколько десятилетий назад. Многие открытия, которые сейчас делаются, совершаются с помощью тех технологий, которых 50 лет назад не было. Поэтому многие идеи возвращаются, но в каком-то новом воплощении. Они доказываются новыми методами», – добавил Масчан.

Говоря об исследованиях и открытии японского ученого, получившего премию, Масчан отметил перспективность разработок.

«Индуцированные плюрипотентные стволовые клетки – это большое открытие, которое многое обещает современной медицине, хотя сегодня, насколько мне известно, технология еще не достигла того развития, когда эти клетки прошли бы клинические испытания», – отметил Масчан.

«Сейчас исследования идут в доклинической фазе, на животных, на каких-то моделях болезней в пробирке, но это действительно очень значимая вещь. Бывает трудно оценить, насколько велико значение открытия для практической медицины. Я говорю как врач-практик, а не как фундаментальный ученый. Я думаю, что в области лечения болезней крови с этими клетками связаны определенные надежды, но реализуются они, как мне кажется, не раньше чем через пять–десять лет», – добавил врач.

Джон Б. Гердон родился в 1933 году в британском городе Диппенхолл. Он получил докторскую степень в Оксфордском университете в 1960 году, затем работал в Калифорнийском технологическом институте. В 1971 году Гердон перешел в Кембриджский университет, где и работает по сей день профессором клеточной биологии.

Японский ученый Синья Яманака родился в Осаке в 1962 году. Он получил степень доктора медицины в 1987 году в университете Кобе и получил специальность хирурга-ортопеда до перехода на фундаментальные исследования. Яманака получил докторскую степень в Университете Осаки в 1993 году, после чего работал в Институте Гладстона в Сан-Франциско и Институте науки и технологии Нара в Японии. Яманака в настоящее время является профессором Университета Киото, а также сотрудничает с Институтом Гладстона.

Отметим, что Нобелевские комитеты традиционно до последнего момента ничего не сообщают ни о самих претендентах на премию, ни о тех, кто их выдвинул, но научные разделы газет и журналов делают собственные предположения в отношении хранимых в тайне имен.

Центральная шведская газета Dagens Nyheter угадала нынешних победителей, поскольку пророчила премию одному из авторов выбранных ею открытий. Это получение стволовых клеток из обычных клеток организма, метод которого разработал японец Синья Яманака. Первопроходцами в этой области считаются канадцы Джеймс Тилл и скончавшийся в прошлом году Эрнст МакКаллох, открывшие более 40 лет назад первые известные виды стволовых клеток, а также англичанин Джон Гердон, клонировавший из них лягушку.

Издание, впрочем, отмечало, что интерес представляет и оптогенетика – метод, заключающийся в исследовании работы нервных клеток и во внедрении в их мембрану специальных каналов-опсинов, реагирующих на возбуждение с помощью света. В ходе проведенных опытов самая агрессивная мышь превращалась в спокойнейшее существо, а грызун с лишним весом начинал есть значительно меньше. В данной области отличились в 2005 году профессор Геро Мизенбек и его аспирантка Сусана Лима из Йельского университета, изучавшие мух-дрозофил, а также проводивший эксперименты с мышами Карл Дайсельрот из Стэнфордского университета.

Некоторые эксперты считали, что премию в области медицины в этом году также могут получить занимавшиеся исследованиями гистонов (белков, регулирующих упаковку ДНК в хромосомы) американцы Дэвид Эллис и Майкл Грунштейн, разработавшие новый препарат против лейкемии Брайан Друкер, Николас Лайдон и Чарльз Сойерз, открывшие гормон жира лептин американцы Дуглас Коулман и Джефри Фридман, обнаруживший микробные агенты, способные блокировать биосинтез холестерина, японец Акиро Эндо, а также исследователи киназ (важнейших ферментов, регулирующих процесс питания клеток глюкозой и гликогеном) американец Энтони Хантер и канадец Энтони Посон.

Согласно прогнозу, составленному Thomson Reuters, среди претендентов значились Дэвид Эллис из Университета Рокфеллера (США) и Майкл Грунштейн (Университет Калифорнии в Лос-Анджелесе), известные исследованиями гистонов – белков, регулирующих упаковку ДНК в хромосомы. За работы в области исследования киназ – важнейших ферментов, регулирующих процесс «питания» клеток глюкозой и гликогеном, – Нобелевскую премию могли получить Энтони Хантер из Университета Калифорнии в Сан-Диего и Энтони Посон из Университета Торонто (Канада).

Длинный список претендентов на эту премию замыкают исследователи свойств клеточных поверхностей Ричард Хайнес из Массачусетского института технологий (МИТ) и Эркки Руослахти (Медицинский исследовательский институт Сэнфорд-Бернхэм, Калифорния), открывшие интегрины, а также Масатоши Такеичи, директор японского центра RIKEN, открывший кадгерины, передает ИТАР-ТАСС.

По данным экспертов Thomson Reuters, в этом году на премию в области медицины в общей сложности претендуют 13 ученых, среди них двое из Канады, трое из Японии и трое из Британии.

Напомним, что прошлая Нобелевская неделя навсегда вошла в историю премий печальным конфузом, произошедшим через три часа после объявления первых лауреатов в области физиологии и медицины. Обладателями награды стали Брюс Бойтлер (США), Жюль Хофман (Люксембург, Франция) и Ральф Стайнман (Канада). Первые два ученых получили премию за открытия в области активации врожденного иммунитета, последний – за открытие дендритной клетки и ее роли в приобретенном иммунитете.

После оглашения их имен Нобелевский комитет Каролинского института выяснил, что канадский профессор Ральф Стайнман уже три дня как скончался. Фонду, следящему за исполнением воли основателя премий Альфреда Нобеля, пришлось срочно собираться на экстренное совещание, поскольку получить награду может лишь здравствующий ученый.

В итоге после четырехчасовых дебатов члены правления фонда постановили решение Нобелевского комитета не пересматривать.

Как известно, Альфред Нобель проявлял повышенный интерес к медицинским исследованиям. В 1980 году в Каролинском университете он познакомился со шведским физиологом Жоном Йоханссоном. В этом же году началось их плодотворное сотрудничество во французской лаборатории Нобеля.

Первым лауреатом в этой номинации стал Эмиль фон Беринг. Ученый получил Нобелевскую премию в 1901 году за работу по сывороточной терапии, особенно для ее использования в лечении дифтерии. Ответственность за выбор лауреатов в области медицины и физиологии возложена на Нобелевскую ассамблею Каролинского медицинского института, в составе которой 50 членов. Рабочим органом Нобелевской ассамблеи является Нобелевский комитет, состоящий из пяти человек и секретаря Нобелевской ассамблеи.

Нобелевский комитет Каролинского медицинского института работает по тому же принципу, что и другие комитеты. Работа над списком кандидатов ведется почти круглый год. Ежегодно в сентябре профессорам в разных странах, академическим учреждениям, бывшим нобелевским лауреатам рассылаются письма с приглашением принять участие в номинации кандидатов.

Согласно уставу Нобелевского фонда, выдвигать кандидатов могут члены Нобелевской ассамблеи Каролинского института, члены медицинского отделения Королевской академии наук Швеции, лауреаты Нобелевских премий в области физиологии и медицины, члены Нобелевского комитета Каролинского института; профессоры медицинских учреждений Швеции, а также соответствующие члены медицинских учреждений или соответствующие коллеги из Дании, Финляндии, Исландии и Норвегии, лица, занимающие соответствующие посты по меньшей мере в шести других медицинских учреждениях; другие ученые, от которых ассамблея сочтет нужным принять предложения.