20 февраля, понедельник  |  Последнее обновление — 01:22  |  vz.ru

Главная тема


Турция пригласила в Сирию американские войска

«Ветераны АТО»


Украинские радикалы решили заблокировать железнодорожное сообщение с Россией

война в донбассе


Назначен новый комбат батальона «Сомали» вместо убитого Гиви

Особый случай


В Гибралтаре арестовали крупнейшую в мире парусную яхту российского миллиардера

«русские отстали»


Американские военные посмеялись над российским кораблем разведки

Армия и вооружения


Новейший многоцелевой вертолет Ми-171А2 запущен в производство

«следует беспокоиться»


Лавров ответил на шутку главы МИД Франции о выборах президента России

Альтернативная реальность


Киев попытался представить «успехи» экономики Украины «угрозой» для России

«Ошибки, фейки и ложь»


Симоньян отметила «обаятельное невежество» Псаки

«белорусский мир»


Павел Волков: Лукашенко фактически возглавил «бандеризацию» Белоруссии

украинское вундерваффе


Денис Селезнев: Пули новой разработки, от которых несладко придется даже танку «Армата»

«подсовывают тот же выбор»


Татьяна Шабаева: На судьбе России снова и снова сказывалось отсутствие политической нации

на ваш взгляд


При каком из правителей, руководивших Россией за последние сто лет, вы хотели бы жить?


Рабочий вопрос вновь обрел актуальность

Эдуард Биров, журналист
   2 июня 2016, 17:40
Фото: из личного архива

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Призрак рабочего движения XIX века бродит по Европе. Работник и работодатель-капиталист вновь становятся классовыми врагами: одни требуют оптимизации расходов за счет сокращения социальных гарантий, другие призывают на баррикады.

«Рабочий вопрос усугубляется еще и новым технологическим фактором – роботизацией»

Правда, в той же Франции трудящиеся требуют не девятичасовой рабочий день и запрет на труд детей, как в XIX веке, а сохранение шести- или семичасового дня и множества привилегий. Но градус противостояния от этого не многим ниже.

Во Франции несколько месяцев подряд происходят уличные беспорядки, столкновения с полицией, многотысячные демонстрации. Перекрыты дороги, закрыты АЭС, встали нефтеперерабатывающие заводы, очереди за бензином.

Попытка изменения трудового кодекса вызвала бурное сопротивление, и это не просто французская привычка к протестам, а признак нарождающегося социального конфликта. Рабочий вопрос, казалось бы, окончательно решенный и ушедший в небытие, вновь вернулся на авансцену истории.

Западная Европа во второй половине XX века в противостоянии с советским блоком стала настоящим социальным раем. В борьбе за умы и желудки миллионов простых граждан владельцы крупных капиталов и производств Франции, ФРГ, Италии, Испании вынуждены были повышать социальные гарантии трудящихся в противовес строительству «светлого коммунистического будущего» в СССР.

К примеру, оплачиваемый отпуск для рабочих появился во Франции только в 1936 году, спустя 14 лет после постановления Ленина о праве всех советских рабочих на оплачиваемый отдых. Вслед за потоком простых работяг на черноморское побережье России европейские морские курорты тоже увидели чернорабочих и мелких служащих, хотя ранее это было по карману только зажиточным бюргерам.

Призрак рабочего движения XIX века бродит по Европе (фото: Laurent Cipriani/AP/ТАСС)
Призрак рабочего движения XIX века бродит по Европе (фото: Laurent Cipriani/AP/ТАСС)

Левые и профсоюзные движения, несмотря на официальную задачу защиты интересов рабочих, всегда использовались в политической игре.

Вопрос был только, на чьей стороне и в интересах кого. Россию рабочий вопрос довел до Гражданской войны на благо внешнеполитическим конкурентам, западные державы – до высоких социальных стандартов в результате незначительных волнений.

Разрушение СССР и советского блока 25 лет назад обнаружило, что у западного капитала не осталось никакой внешней мотивации сохранять высокий уровень социального обеспечения миллионов трудящихся.

Однако резко отменять его евробюрократы, подконтрольные трансатлантическим корпорациям, не решились, и была придумана уловка, называемая постиндустриальной экономикой: часть производства вывели в регионы с дешевой рабочей силой (в Азию), а местных трудящихся переквалифицировали в офисных сидельцев. Количество непосредственно рабочих мест в производстве сократилось на сотни тысяч.

На время показалось, что рабочий вопрос окончательно решен. Однако после начала большого кризиса в 2008 году, маховик которого раскручивается с каждым годом, стало понятно, что урезание социальной сферы неизбежно. У крупного капитала появился прекрасный повод избавиться от «ненужных трат».

Эксперты, воспитанные в духе неолиберализма, объяснили проблемы в европейской экономике излишними расходами на социальные гарантии работников. В 2013 году король Нидерландов откровенно предупредил, что «европейская экономическая сказка» завершилась, высокий уровень жизни невозможен для всего населения за счет государства и бизнеса. Отныне каждый европеец должен сам заботиться о себе. Король был слишком жесток с подданными, поэтому его слова европейские СМИ особо не тиражировали.

Однако процесс начался. И Евросоюз стал принуждать власти европейских стран под видом оптимизации бюджета сокращать социальные расходы и снижать уровень защищенности трудящихся. Если обыватели поначалу надеялись, что это коснется только греков, то довольно скоро каждый получатель зарплаты в евро – от Румынии до Франции – ощутил на себе первое прикосновение холодной руки крупного капитала.

Да, поначалу речь идет о незначительных и даже смешных для россиян намерениях повысить длительность рабочей недели с 35 до 45 часов и невозможности поставить работника в две смены подряд. Но либерализация трудовых отношений этим не ограничится.

Очевидно, что в дальнейшем все ключевые рычаги управления правами трудящихся будут переданы работодателю на основе индивидуальных договоров. И реалии XIX века, когда рабочие выпрашивали заработанную плату, словно милостыню, по большим праздникам, вполне могут возникнуть в веке XXI.

В Россию, впрочем, дореволюционные реалии вернулись уже давно. После развала СССР дикий капитализм, а точнее откровенный криминал, низвел рабочего до уровня маргинала. Постсоветской элите не нужно было ничего производить, заводы разворовывались, люди вымирали или уходили в торговлю – все это называлось «свободным рынком».

В 2000-е тотальная деградация производства была остановлена, а большинство граждан обеспечили достатком с помощью все той же офисной работы, однако статус и условия рабочего остались по-прежнему чрезвычайно низкими.

Если учителя и врачи за последние пять-семь лет усилиями государства были вытащены из нищеты, их зарплаты и защищенность выросли до приемлемого уровня, то строители, монтажники, рабочие заводов, не говоря уже о чернорабочих, существуют будто в условиях первых мануфактур: невысокая зарплата в конвертах; ненормированный рабочий день – могут как поставить на несколько смен подряд, так и сократить рабочую неделю до трех оплачиваемых дней; подчас неприемлемые условия труда.

Работодатели игнорируют трудовой кодекс и диктуют рабочим свои условия под угрозой конкуренции со стороны гастарбайтеров. Местные власти, гонясь за показателями ВВП и инвестициями со стороны предпринимателей, закрывают глаза на их произвол в отношениях с рабочими. И это при остром дефиците рабочих кадров!

В последние годы рабочий вопрос усугубляется еще и новым технологическим фактором – роботизацией. Долгожданное светлое будущее футуристов, где человеку ничего не надо будет делать благодаря автоматике, становится реальностью. Все более совершенные роботы и автоматические станки, целые киберфизические системы активно заменяют рабочих на производстве и не только.

По данным доклада Всемирного экономического форума 2016 года, к 2020 году роботы и новые технологии могут оставить без работы 5 млн человек. Уже сейчас тысячи роботов занимают тысячи рабочих мест, где могли бы трудиться люди. Так, накануне компания Adidas, с 1993 года перенесшая большую часть производства в Азию, объявила о запуске новой фабрики в Германии, но кроссовки в ней будут делать только роботы, открытие рабочих мест не планируется.

В самом Китае роботизация также на марше: ведущая строительная компания ChinaVanke планирует заменить роботами 30% сотрудников. По оценке американца Майкла Осборна, 47% всех рабочих мест в США имеют высокую степень риска автоматизации в ближайшие пару десятилетий.

Причем речь идет не только о рабочих у станка (на сборке авто уже сейчас более 80% операций выполняют механизмы), но и о почтальонах, швеях, кассирах, официантах, машинистах. Те же строители находятся под угрозой 3D-принтеров. А доярок как профессии на производстве давно нет – коров доят специальные аппараты.

Роботизация чрезвычайно выгодна предпринимателям: сокращение зарплатного фонда, отсутствие простоя (перекуров, перерывов, проблем с личной жизнью), высокая эффективность при стандартизированном процессе. В конце концов, у роботов нет никаких прав и претензий по трудовому кодексу – только минимальный уход и ремонт. 

В то же время это в целом объективный процесс, действительно позволяющий повысить эффективность производства. Его уже называют четвертой промышленной революцией. Так что замена человека автоматическими аппаратами – вопрос ближайших лет, а это только усугубит положение рабочих и в целом трудящихся. Один из возможных способов решения проблемы – переквалификация рабочих в специалистов и управленцев. 

И здесь государство должно сыграть ключевую роль: стимулировать работников к обучению, а работодателей к ее оплате, создавать специальные и общедоступные обучающие программы и т. д. Однако количество специалистов априори меньше, чем низкоквалифицированных рабочих, а потому проблема таким решением не исчерпается. К примеру, Билл Гейтс предложил государству доплачивать предпринимателям за сохранение рабочих мест за людьми, то есть ввести этакий социальный бонус вместо социальной нагрузки. 

В любом случае рабочий вопрос, казалось бы, канувший в историю после эпохи бурного развития индустриального капитализма, вновь обрел актуальность во время кризиса постиндустриальной экономики. И его придется быстро и эффективно решать. В противном случае проблему, как и в начале XX века, попытаются использовать революционеры и радикалы. И далеко не факт, что в интересах трудящихся.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

Другие мнения

Андрей Геращенко: Мы часть Русского мира или же нет?

Граждане Белоруссии и Украины (которые этого искренне пожелают) должны иметь право на получение российского гражданства. Российский паспорт был бы хоть и небольшой, но все же защитой от произвола националистов. Подробности...

Антон Крылов: Вошь на сковороде

Поедут ли на Украину новые «политэмигранты», а по сути – обычные уголовники, сумевшие пролезть в политику? Безусловно, поедут: коррупция никуда не делась, а Киев продемонстрировал довольно простую инструкцию. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Михаил Герштейн: Лучше один раз послушать Трампа, чем посмотреть CNN

Сегодня состоялась первая «сольная» пресс-конференция Трампа. Те, кто не видел или хотя бы не читал транскрипт, много потеряли. NY Post сказал, что даже теперь не так обидно, что старейший американский цирк закрывается, есть достойная замена. Подробности...
Обсуждение: 17 комментариев

Иван Лизан: Подлинная цель угольной самоблокады Украины

Ни торговля с Донбассом, ни купирование «агрессии России», ни желание задавить сепаратистов не являются конечной целью всего того действа, которое рискует погрузить страну во мрак и оставить ее без остатков металлургии. Подробности...
Обсуждение: 28 комментариев

Денис Селезнев: Винтовки вместо дирижаблей

Возможно, что с винтовкой для минобороны Украины у Укроборонсервиса получится лучше, чем с дирижаблем для Пентагона, который так и не создали. Интересен вопрос, где Украина будет брать боеприпасы для новых чудо-винтовок. Подробности...
Обсуждение: 44 комментария

Олег Макаренко: Очередная статья во все еще модном жанре «Россия гибнет»

Последние дни активно обсуждается статья во все еще модном жанре «Россия гибнет». «Опровергает» официальную статистику по инфляции некий профессор Ханин. Для тех, кто хочет лично проверить цифры, приведу краткий разбор. Подробности...
Обсуждение: 134 комментария

Татьяна Шабаева: Пока не было нации

Русская нация, осознающая себя хозяином и субъектом российского государства, сто лет назад была несбывшейся мечтой тех, кто с содроганием смотрел, как страна сползает в террор. Вопрос не праздный: нам и сегодня подсовывают тот же исторический выбор. Подробности...
Обсуждение: 254 комментария

Павел Волков: Лукашенко и белорусский национализм

Лукашенко никакой не националист и по-белорусски говорит еще хуже, чем Азаров по-украински. Просоветская часть общества за объединение с РФ. Но идеологически оформить концепцию «Белоруссия – не Россия» Лукашенко необходимо. Подробности...
Обсуждение: 271 комментарий

Александр Вишняков: Мирный договор глазами японцев

Есть большие сомнения в том, что совместная деятельность России и Японии на Курилах и даже мирный договор могут состояться в обозримом будущем. Исходя прежде всего из реалий японской политики. Подробности...
Обсуждение: 33 комментария

Андрей Бабицкий: Молитва

Одно из самых загадочных стихотворений М. Ю. Лермонтова называется «Молитва». Загадочных потому, что мало кто в состоянии точно сказать, о чем оно. Я вспомнил его строки в связи с шумной разоблачительной кампанией, развернувшейся вокруг моего друга Захара Прилепина. Подробности...
Обсуждение: 91 комментарий
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............